ЛОРАН ДЕ ГОЛЬ

Создавать –значит противостоять. Противостоять- значит создавать.

Расскажите о себе М-сье Де Голль.

Мне 55 лет, я женат и у меня четверо детей. Я прихожусь внучатым племянником Генералу Шарлю де Голлю. Мой дед Жак, брат генерала де Голля, был горным инженером.

Несколько лет назад я выкупил для своей семьи родной дом моей матери, где они с отцом поженились, и решил его перестроить.

Мне захотелось, чтобы в этом доме вновь закипела жизнь, дать ему второе рождение, вернуть его былое очарование. Он должен играть роль единения, гармонии, общения, а также источника ценностей человеческого сообщества как на уровне семьи, так и в масштабах провинции, Франции и всего мира.

Моя идея заключается в том, чтобы приглашать сюда людей со всего мира, так как я осознаю значимость того, насколько важно для Франции быть открытой страной, принимать гостей, сохранять свою культуру. По образованию я историк. Помимо того, что в годы учёбы я заново погрузился в исторические события, имеющие отношение к моему деду и Генералу де Голлю, я на протяжении 8 лет проработал на французской дипломатической службе, в связи с чем не раз выезжал в заграничные командировки.

И понял, насколько важно представлять Францию за рубежом. Для этого нужно ещё, чтобы она сама была гостеприимна для всех и продолжала передавать все свои духовные ценности. Как хорошее вино, передающее всё богатство вкусовых оттенков.

Франция отличается богатством истории, культуры, искусства, географии, и именно этим она отличается от других стран.

Что касается фамильного дома, я не хочу делать из него музей, я думаю создать здесь гостеприимное место, сохранив при этом его обаяние, гармонию, и таким образом, дать ему своего рода вторую жизнь, обрезать его мёртвые ветви, чтобы дом вновь обрёл свою энергию.

Можно узнать поподробнее о Ваших планах относительно фамильного дома?

Есть и другая сторона моей личности, о которой я ещё не говорил. По материнской линии, я происхожу из семьи артистов, я фотограф. Этот дом на протяжении долгих лет был домом не только моих родителей, но и домом многих других творческих людей, бывших здесь частыми гостями: художников, скульпторов, фотографов, музыкантов, танцоров. У меня возникла идея создать здесь культурный туристический центр. С одной стороны, дом будет открыт для туристов и позволит посетить регион, сделать остановку на пути между Парижем и Лондоном, находиться недалеко от столицы. С другой стороны, здесь будет место уникальных встреч артистов, например, музыкантов (в доме есть рояль) или деятелей других видов искусства. Им будет предоставлено также гастрономическое пространство с присутствием шеф-поваров, где к изысканным блюдам будут подавать вина лучших сортов, или пусть даже самые простые вина, неважно... Главное, что с течением времени горизонты возможностей, предлагаемых этим домом, будут расширяться. Каждый приезжающий сюда человек непременно найдёт для себя что-то интересное.

Мы способны разместить в целом 14 человек, это не много, но и не мало; здесь есть спальни и другие комнаты, специально приспособленные так же для людей с ограниченными возможностями. Хочется, чтобы этот дом был открыт для каждого. Место также подходит для небольших конференций, для семейных, дружеских и другого рода встреч. Мне иногда вспоминаются некоторые чудесные места, где чувствуешь себя как будто вне времени, где имеются все условия для уютного времяпрепровождения.

Я также хочу устроить здесь выставку фотографий, в которой будут не только мои работы, но и оригиналы работ других художников, и всё вместе будет «звучать» гармонично.

Дом выходит в сад, а от калитки сада начинается дорога, ведущая к равнине. Эта равнина доходит до Овер-сюр-Уаз (прим. муниципалитет в регионе Иль-де-Франс), где провёл последние годы своей жизни Ван Гог. Здесь же находится селение, в котором художник Домье прожил свои последние годы. Наш дом располагается прямо в районе деревень Вексен Франсе (прим. заповедник, бывшая провинция), которые привлекали художников и стали известны благодаря работам первых импрессионистов Добиньи, Писсарро и Коро. Добиньи был первым, кто заговорил об этом уголке. Его из-за хрупкого здоровья отдали сюда, в Вальмондуа, на попечение кормилицы. Именно Добиньи познакомил с этой местностью моего предка по материнской линии Виктора Жофруа-Дешома, который позднее, с помощью своего друга Коро, пригласил сюда художника Домье.

Несколько позже здесь жил мой дед по матери Шарль Жофруа-Дешом, ветеран войны19 14-го года, ушедший на фронт добровольцем. К этому времени он уже имел пятерых детей. В самом начале войны он был тяжело ранен. Он был художником, и его связывали дружеские отношения со многими людьми из сферы литературы и искусства как Франции, так и Великобритании. У него было много друзей-англичан; с некоторыми из них он познакомился в художественном училище в Париже.

Мои дяди и тёти тоже были людьми искусства. Моя мама была самой младшей в семье, состоящей из десяти детей; и все так или иначе были связаны с творчеством, будь то музыка, архитектура, живопись или танцы. Они приводили сюда своих друзей, среди которых был и скрипач Иегуди Менухин. Здесь бывали даже целые оркестры, в те времена дом был бóльших размеров, чем сейчас, и каждое лето, почти каждые выходные у нас устраивались настоящие музыкальные салоны, с двумя роялями, клавесином, спинетом, различными видами флейт, гобоями и другими инструментами.

Вот почему мне хочется вновь создать здесь такое место, которое приобщало бы людей к красотам мира, так как подобного рода дома имеют большое значение.

Будучи творческим человеком, каким видом искусства занимаетесь Вы, и какой из них связывает Вас с Генералом де Голлем?

Я занимаюсь фотографией. Я очень рано обнаружил, что у меня хороший глаз, но, к сожалению, мало способностей к рисованию. По крайней мере, на мой взгляд, и это меня очень расстраивало, мои братья и сёстры были чрезвычайно талантливы в этом деле.

Я стал тщательно изучать свойства фотографии, которая давала мне возможность самовыражения и соприкосновения с миром. Для меня фотография – это диалог, в котором вначале попадаешь под впечатление чего-либо, а затем стараешься передать это на снимке. Вот почему это искусство порой озадачивает, так как оно может выражать как что-то очень личное, сокровенное, так и, наоборот, совершенно универсальное, и каждый человек чувствует это по-разному. Тем не менее, я стараюсь максимально донести до смотрящего нужную эмоцию. И это без ретуши, без кадрирования, без каких-либо других ухищрений, потому что меня, главным образом, интересует само видение кадра и выбор правильного света. Бывает, выберешь место, и возвращаешься туда раз семь, прежде, чем сделаешь желаемый снимок, только потому, что на седьмой раз был необходимый для фотографии свет. Весь этот опыт я приобрёл на практике, поскольку я профессионально занимаюсь фотографией с 24 лет. До этого возраста я просто ждал, только потому, что у меня не было средств на покупку фотоаппарата. Но стоило мне начать, как я сразу ушёл в фотографию с головой и с тех пор ни разу не бросил это занятие. Я люблю принимать вызовы; меня привлекает сложная работа, и иногда я получаю соответствующие заказы. Например, мне было предложено в течение двух лет сопровождать группу мыслителей, философов, психиатров, психологов, психоаналитиков, социологов, которые работали над темой старения. Каждые три месяца я должен был проводить с ними по 4 часа в библиотеке и фотографировать их, и при этом не отвлекать от работы. Смысл подобной работы был в том, чтобы параллельно с записью звукорежиссёра, фотограф снимал людей такого масштаба, как например, Борис Цирюльник, чтобы потом сделать их портреты и атмосферные фотографии.

Затем я восстанавливал ещё некоторые фотоматериалы , которые вручили каждому участнику в виде книги.

Я очень люблю чёрно-белую фотографию. Пока мне не представился случай сделать выставку чёрно-белых фото, но я бы хотел однажды её организовать; у меня есть огромное количество негативов. Мне бы хотелось показать аспекты моей работы именно в такой форме. Только чёрное и белое.

Время от времени я ставлю перед собой определённые цели, например, сделать фотографию города. Вообще я снимаю людей, дома, сады, но я также могу сфотографировать город, и даже страну. Устроив выставку, я предоставлю людям возможность встретиться и почувствовать, постигнуть суть вещей, собранных воедино и производящих определённое впечатление. Эта мысль пришла мне в голову во время моего пребывания в Австралии. Мне хотелось выразить благодарность, отдать должное стране, которая меня приняла. Я сделал подборку из фотографий, снятых в течение четырёх лет, чтобы поделиться своими впечатлениями и эмоциями в отношении этой страны. И меня действительно тронуло то, как люди их восприняли. Вокруг моих фотографий завязался настоящий диалог.

Какие события произошли в этом фамильном доме?

После того, как мой отец познакомился с моей матерью, они решили пожениться. Торжество по случаю свадьбы было устроено здесь 28 июля 1949 года. Генерал де Голль с одним из его братьев были свидетелями бракосочетания. На Генерале была военная форма, и вся деревня, разумеется, хотела его увидеть.

Сначала мои родители расписались в мэрии, затем было венчание в церкви, а после, дома устроили банкет. У меня есть фотографии с этого знаменательного события. В тот день было очень жарко, и Генерал был во дворе со своим другом и соседом из Вальмондуа, Жоржем Дюамелем, являвшимся постоянным секретарём Французской Академии, а также выдающимся врачом, членом Медицинской Академии. Все находились здесь и вели оживлённые беседы. На этих фотографиях, хотя они и чёрно-белые, хорошо виден дом, его двери, край фасада.

Снимки были сделаны фотографом по имени Пьер Гассман, основателем лаборатории Пикто, с которым я в настоящее время работаю.

 

Я также очень люблю писать. Я всегда пишу текст к выставке, так как мысль всегда предшествует фотографическому произведению, творческому акту, и эта мысль выражается посредством слов. Поэтому у меня всегда найдутся слова, которые, либо подкрепят, либо продолжат язык фотографии. Это даёт уже другой эффект, потому что слова указывают на то, как и в каком расположении духа я работал, тем самым, передавая то, что мне хотелось показать. Я очень много писал и продолжаю писать. В первую очередь для себя, потому что чувствую в этом потребность, а также для многих других людей. Мной написано огромное количество речей, статей и т.п. Помимо всего перечисленного, я написал книгу, в которой поделился действительно сокровенными для меня вещами. Книга называется «Жизнь под взглядом Бога», сейчас она переиздана в издательстве Toucan. Это духовный портрет Генерала де Голля, с которым мне так и не посчастливилось увидеться. Объясню, как появилась эта книга. На её написание меня вдохновил один писатель. В то время я находился в Австралии, где работал дипломатом. С большим трудом мне удавалось приглашать туда французских авторов. Они считали путь слишком далёким, а издатели ссылались на отсутствие рынка. И не случайно, они спрашивали совета в своих отделах маркетинга, где им говорили о дефиците франкоговорящих читателей и т.д., что было в корне неверно, так как в Австралии существует 17 «Альянс франсез» (прим. организация по преподаванию французского языка иностранцам); некоторым из них больше сотни лет, и в них очень много любителей французского. Но их практически не принимают во внимание, считая Австралию не франкоязычной страной. А ведь сколько людей по всему миру изучают французский язык. Итак, случилось то, что я пригласил к себе франкоговорящего автора. Это был Андрей Макин, получивший в 1995 г. Гонкуровскую премию за «Французское завещание». Я пригласил его для того, чтобы посетить университеты и французские центры. В конце его визита я организовал для него ужин с послом, советником по культуре и др. Удивительно, но на приглашение никто не отреагировал… Может быть день был выбран неудачно, или их недостаточно интересовал человек, ничего не могу сказать… В итоге, мы с супругой оказались одни на ужине с Андреем Макиным, чему он был очень рад. В дальнейшем он стал академиком.

Так вот, в течение всего ужина, он расспрашивал меня о Генерале де Голле. Сначала я сказал ему, что не был лично знаком с Генералом, что меня крайне огорчает. Я был слишком юным, а для встреч с президентом Французской Республики существовало возрастное ограничение: детей младше семи с половиной лет в Елисейский дворец не допускали. Только я один оставался дома с сиделкой, тогда как все мои братья, сёстры, родители неоднократно с ним виделись. И наконец, когда мы должны были пойти к нему в Коломбе-ле-Дёз-Эглиз, он скончался.

На следующий день после его смерти, за пять минут до нашего прихода гроб закрыли.

Печально, но мне так и не удалось с ним встретиться. Я также не был знаком с моим дедушкой, который умер в 1944 г. после 20 лет полного паралича, ни с другими великими дядьями, умершими задолго до моего рождения. Я был хорошо знаком с моей бабушкой, а также с сестрой Генерала де Голля, моей двоюродной бабушкой, у которой я даже брал интервью, затем с вдовой Генерала де Голля, тётей Ивонной. В конечном счёте я знал совсем немногих родственников. Трудно, когда маленький мальчик с такой фамилией не может рассказать о своём великом двоюродном деде. Мне очень не хватало этой встречи с ним…И вот, после окончания исторического факультета я отправился на поиски того, что, в итоге, нашёл достаточно неожиданным для себя образом… Когда мне было 15 лет, адмирал де Голль начал публиковать «Письма, дневники и записки» своего отца Шарля де Голля, первый сборник которых состоял из его ранних записей. Таким образом, я читал записки пятнадцатилетнего подростка, будучи сам в том же возрасте, с той только разницей, что это был мой двоюродный дедушка, и я знал, кем он станет впоследствии. Я был потрясён прочитанным. Потрясён очень сильно и глубоко. Потому что я осознал духовное величие этого человека, понял, что он имел очень личную и чрезвычайно тесную связь с Богом на протяжении всей своей жизни. И именно этот факт мне захотелось выделить, пролить на него свет. Отбросив в сторону все людские выдумки и домыслы, углубился в его собственные записи и проследил в них проявления этой духовности на протяжении всей его жизни, начиная с 15 лет и до последних дней. Моя трактовка личности генерала понравилась далеко не всем историкам. Они говорили: «Как Вы можете затрагивать такую тему, если он никогда не упоминал о религии», на что я им отвечал, что речь идёт не о религии, а о внутреннем духовном потенциале Генерала, высокий уровень которого я по сей день не перестаю доказывать. С того момента, я нахожу много подтверждений тому, что я открыл в личности Генерала, исследуя его записи. В том числе, труд, написанный в 1945 году одним из первых биографов Шарля де Голля, Жоржем Каттауи, который был знаком с Генералом ещё с 20-х годов и был дружен с двумя его братьями. В биографии, начатой им в 1944 году, он также свидетельствует о духовном величии Генерала.

Итак, я написал эту книгу, что поразило людей, но имело успех. Книга остаётся востребованной, и я продолжаю устраивать конференции на эту тему для любой аудитории. Я думаю, что духовное величие Генерала де Голля было положительно воспринято и во время его поездок в Россию, так как он был личностью, тонко чувствующей что бы то ни было - ситуацию, человека, народ. Он искал свои корни, находил и черпал в них духовные силы. Благодаря Андрею Макину, который взял с меня обещание написать, эта книга вышла в свет. Я говорил ему, что у меня нет времени писать. В то время у меня было много работы, четверо детей. Он ответил мне следующее: «если Вы смогли «написать» четверых детей, то сможете написать и книгу» … Я дал ему слово.

 

Я видел Генерала издалека, сидя на плечах у моего отца, во время военного парада 14 июля на Елисейских Полях. Точно таким же образом, я его увидел и 18 июня на горе Мон-Валерьен. Но неизгладимый след в моей памяти оставили его появления на телевидении. В этом было что-то очень торжественное и впечатляющее. Мне бы хотелось увидеть его - семьянина, потому что он был очень близок к своей семье, добр, внимателен. В одном или двух письмах моему отцу, в которых он говорил обо мне, он с любовью упоминает моё имя, показывая этим, что он ни о ком не забывает. Но, несмотря на это, установленное тётей Ивонной правило в отношении Елисейского дворца строго соблюдалось.

интервью провел Александр Буассон

фото архив Л. Де Голля


Скачать
Самое читаемое